01:02 

Ночь, в которой двое странников встречаются на вокзале. Впрочем, их тоже встречают.



ih.constantcontact.com/fs114/1107753542298/img/...
Железнодорожная Станция Новой Иберии. 21 Сентября. Ночной вокзал. На станции четверо - двое сонных фермеров и вы двое.
Сойдя с поезда, оглядываюсь и иду сразу к скамейке, рядом с входом в низенькое убогое здание вокзала.
Сажусь, рассеяно поглядывая по сторонам
(data.dominique-models.com/books/%7B427d7b2d-b1a... внешность/одежда. При

себе - черная, средних размеров, сумка через плечо)
(pp.vk.me/c633421/v633421789/c978/obxWxLdLGq0.jp...)
Ощущения были непривычными. Не то, чтобы Герхард вобще особо обращал на это внимание, но сейчас он находился на столько

далеко от родной Капеллы, что это... будоражило. Это слово описывало его состояние лучше любого другого.
Одет он был в удобные армейские берцы, потертые но добротные джинсы и черную водолазку. Куртка, которая была натянута

поверх этого всего, скрывала многое. Хотя самое ценное для него было в его излишне седой для его возраста голове. "За все

приходится платить, да?"
Стоишь лицом к расписанию - и довольно скоро слышишь шаги.
- Ожидаете кого-то?- приятный, довольно высокий женский голос.
Он обернулся. подмечая незнакомку и специфический блеск сухих глаз. Улыбнулся вполне приветливо.
- Ожидаю, - Герхард провел пятерней по волосам, приглаживая непокорные пряди.
Склонила набок голову:
-- Мистер?..
- А таки с кем я имею честь? - Герхард не очень-то любил внезапные встречи. Хоть его и предупреждали о том, что к нему

подойдут, но и первым называться не любил. Что это была одна из Сородичей было и дураку понятно. Но кто именно?
Мисс посмотрела мимо его.
— Вы — единственный здесь Сородич,- взгляд ее метнулся обратно к лицу Герхарда, не глядя в глаза.- Или вас следует

величать Каинитом?
Спокойное любопытство.
- Зовите меня Герхардом, милая фройляйн, - он проигнорировал вопрос. Из двух зол не выбирай ни одну. Или ту, что сам

насыпал. - И я так и не услышал вашего прелестного имени.
Улыбка была лучезарной, как небо над Берлином теплым осенним днем.
— Мисс Морон,- подчеркнула обращение девушка, казалось, не заметив его улыбку.
- Прекрасно, мисс Морон, - Летхофф улыбаться не перестал. - И куда мы с вами пойдем?
Она чуть пожала плечами.
— Я — не встречающая сторона, а вы только что продемонстрировали, что — тоже. Надеюсь,- добавила, окинув его взглядом и

задержав внимание на берцах,- ваш путь не был дальним.
- Был. Но какое это имеет значение, а? - Летхофф фыркнул и прислонился спиной к стене. - Что ж, значит принимающая сторона

запаздывает по каким-то причинам. Будем ждать вместе или каждый будет наслаждаться своим личным одиночеством?
Девушка чуть улыбнулась — впервые с начала беседы:
— Можно и так, да. Хотя беседа способна сделать ожидание не таким утомительным. Вы первый раз в Америке?
- Абсолютно! - улыбка стала по-настоящему теплой. - По этому мне интересно все. Даже это расписание поездов и обшарпанные

стены вокзального здания. А вы, мисс Морон, родом из этих мест?
Она качнула головой:
— Я была в Луизиане прежде,- ее взгляд затуманился. Снова качнула головой:- Но давно. У этого штата есть свой, гмм,

колорит. Этого у него не отнимешь... И как вам Луизиана?
У нее была поставленный, чистый — насколько мог бы сказать о нем англичанин — выговор. Небо с землей — к доносившимся до

них репликам реднеков
- Очень интересное место. С крайне захватывающей историей, должен заметить. И не только историей - местная природа это

нечто, - Летхофф принялся увлеченно жестикулировать. - Надеюсь узнать побольше и о том, и о другом. Признаться, я

несколько удивлен, что я тут не один.
Тремер решил закинуть удочку. Мало ли, как отреагирует мисс Морон.
На лице вампирши ничего не отразилось, остался таким же спокойным и взгляд
— Думаю, вам предоставится еще такая возможность. Через океан путь неблизок, в конце концов.
К зданию вокзала подъехал видавший виды джип, из него вышли двое. Высокий диковатого вида мужчина и невысокая хрупкая

женщина с породистым, хотя и некрасивым лицом, напоминающим лошадь. Оба блондины, они были одеты, как среднестатистические

горожане, может быть - оцивилившиеся неформалы, и носили на голове одинаковые красные банданы.
Мужчина облокотился на дверцу машины, обвел цепким взглядом привокзальную территорию, ухмыльнулся и, наклонившись к

женщине, что-то ей сказал. Та кивнула и сняла с головы бандану, под которой обнаружились мышастого цвета приямые волосы,

забранные в хвост
Морон повернула голову на звук и отступила чуть в сторону — чтоб держать в поле зрения и новоприбывших, и полузнакомого

каинита.
— А что вам говорили?- негромко спросила у Герхарда
- Ожидать встречи, - Герхард внимательно всматривался в Клеймо. Женщина была Тремером. Предав Капеллу, она получила знак,

которым всегда метили предателей. - И вот она и произошла.
Он отлепился от стены здания и направился к приехавшим, вежливо склоняя голову в знак приветствия.
Морон неторопливо шла рядом, держась на полшага позади тремера и чуть сбоку от него, рассматривая новоприбывших.
- Привет, - Герхард шутливо поклонился и внимательно уставился женщине в плечо. - Видимо вы по наши души.
Или только его? Сейчас ситуация с внезапной знакомой прояснится еще немного в зависимости от ответа этой женщины.
— Доброй ночи,- вежливо поприветствовала их Морон, остановившись тоже, но — все так же выдерживая максимальную дистанцию,

и держа Герхарда впереди себя.
- И по души тоже, - согласилась она, внимательно и цепко глядя на вас. Говорила она быстро, чути ли не проглатывая

окончания, жесты и движения тоже были быстрыми.
- Доброй ночи, - лениво поздоровался ее спутник. - Можете называть меня Балий.
- Я - Ксанф, - женщина снова надвинула на лоб свою бандану. - Ваши имена, Эми и Герхард, мы знаем. А теперь, когда мы

познакомились - прошу в машину. Продолжим знакомство там.
Шепот в глубине головы продолжал настаивать, что нельзя терять бдительности — девушка шелохнулась, обходя Герхарда:
— После вас, заморский собрат,- шепнула ему.
Неторопясь движется к машине, огибая ее с кузова.
"Что ж, значит мы вместе. Часть моей группы? Или этот проект затрагивает не только Капеллу?" Мысли в голове роились, но

Герхард умело создавал лишний шум в голове. Обрывки прочитанных книг, новости, музыка - что угодно. Но то, что его

"напарница" чего-то опасается, заставило все же хмыкнуть.
- Вы все равно окажетесь в джипе, милая Эми. - Тремер улыбнулся и нырнул в машину.
Девушка зримо снова проигнорировала это — обошла машину, открыла заднюю дверь и забралась на сидение, пристроив рядом с

собой свою сумку.
Уставилась безразличным взглядом на зеркальце заднего вида впереди и каинитах на переднем сидении.
Закрадывались подозрения, что в этом равнодушии что-то не так
Герхард забрался на сидение так, чтобы спиной упираться в угол между диваном и стойкой и таким образом быть подальше от

зеркала заднего обзора. Его прост вполне позволял спрятаться от ненужных взглядов и интереса. А положение позволяло

следить за Эми. Она была излишне отстранённой от внешнего мира. Решив, что она принадлежит к Клану Малкавиан, Герхард

задумчиво скрестил руки на груди - ожидая разговора и легко потирая подушечками пальцев рукоять мачете, так удобно

спрятанного под мешковатой курткой.
Балий и Ксанф сели на передние сидения, он за руль.
- Итак, пока мы едем - расскажите немного о себе, - она говорила вежливо, но в каждом слове чувстврвалась привычка

приказывать. - Почему к нам? Чего хотите? Чем можете быть позезны?
Герхард видит, что Эми поворачивает голову и снова глядит на него, явно передавая честь начать первым)
- Леди вперед, - он изобразил головой поклон, словно офицер выказывал вежливость фрау на балу. Говорить первым он не

будет. Девушка так отчаяно пряталась за него, пропуская вперед в машину, первым говорить с незнакомцами. Но Герхард и без

того повидал достаточно и не собирался подставлять свою спину под удар незнакомки. Пусть говорит.
— Хм,- ответила. Но не стала спорить, отворачивает лицо к ожидавшим ответа вампирам.- Ладно, пусть будет так, как хочет

герр. Я пришла к вам, потому что мне претит перспектива провести ночи, держась по угла как какой-нибудь каитифф. Хочу —

жить, не таясь, а что до того, чем могу быть полезна,- усмехнулась:- Я очень быстрая. И неплохо обращаюсь с пушками.
Сказанное ровным голосом, оно каким-то образом все равно умудрилось прозвучать почти кокетливо:
— Дела Шабаша говорят, что уж что — а солдаты нужны вам всегда.
Герхард улыбнулся.
- Свобода. Вот что мне нужно. После Элизиума вечно хотелось то ли помыться, то ли содрать с себя кожу. Да и... Мне

хотелось забиться в самый дальний угол от этих чертовых Гарпий, - Летхофф скривился. - Надоело до кровавых звездочек в

глазах. Все эти сковывающие правила. То не скажи, это не надеть, тут не сиди, твое место последнее в очереди и все равно,

что ты,.. - на мгновение его лицо превратилось в гримасу отвращения. Но так же быстро и расслабилось. - А что могу... Ну,

я неплохо умею лечить и неплохо обращаюсь с оружием. Мои умения к вашим услугам.
Эми задумчиво поглядела на Герхарда.
— Чем же не угодил Гарпиям такой воспитанный сородич?- приподняла бровь. Прозвучало бесстрастно, в иных устах такой вопрос

прозвучал бы издевкой
- А вы таки попробуйте этим воблам сушеным угодить, когда у каждой свой компас на местные интриги. То стою не так, то

лежу не в ту сторону жопой, - Герхард повел плечами и нахмурился. - Видимо, недостаточно я воспитанный для Элизиумов и

рожей не вышел.
Он метнул раздраженный взгляд в заднее окно. Сентенция про рожу больше походила на жалобу относительно своего

происхождения как вампира, чем действительно на вполне серенькую внешность Герхарда. Разве что его слишком рано поседевшие

волосы придавали ему некую загадочность, но не более того.
— Вы из Берлина?- предположила Эми
- И из Гамбурга, и Лейпцига, и Дрездена. - Летхофф доброжелательно улыбнулся.
Сидящие на переднем сидении слушали, но не вмешивались, давая им возможность поговорить
— И часто меняли город... Почему?
- Люблю путешествовать. Новые виды, новые ночи. Думал, что хоть где-то приживусь в Камарилье. Ну... - Герхард хихикнул и

пожал плечами. - А от которого Элизиума вы бежите, фройляйн Эми?
Эми чуть пожимает плечами:
— Столь часто менять домен как минимум не типично. Князья не часто терпят это. Спешу успокоить ваше любопытство: Элизиумы

занимают мои мысли не более, чем они того заслуживают — удобная площадка узнать все новости, но не более.
- И тем не менее в них вы были вхожи. Что ж, в одном мы с вами похожи - мы больше хотим быть а не являться.
Эми поглядела на него долгим взглядом — глаза оказались светлые, то ли зеленые, то ли серые. Здесь, в закрытом салоне, он

начал чувствоваться — приятный цветочный запах духов Эми, явно дорогих: точно удавалось различить запах розы, чего-то

хвойного, но и мускуса, и ванили.
— Достойная причина.
- Прекрасно, - голос Ксанф прозвучал так, словно она сомневалась в этом. - Тогда позвольте мне прояснить для вас еще один

момент. Идет война на выбывание. Знаете-не знаете, хотите-не хотите, сталкивались-не сталкивались - это не волнует нашу

старушку-реальность. Вы собираетесь стать перебежчиками. Отказаться от одних и принять сторону других. Надеюсь, вы

осознаете, что следующие несколько лет вашей нежизни не будут ни добрыми, ни счастливыми, ни безоблачными. До тех пор,

пока вы не докажете, что достойны стать равными среди равных, вы будете низшими и бесправными. Ваши взгляды на жизнь,

убеждения, представления о себе и мире - мы сотрем все это и перепишем заново. Отольем вас в наши формы. Вы можете

сломаться. Многие ломаются. Нам нужны только лучшие. Достойные присоединиться к нашему братству.
- Я готов, - Герхард произнес это спокойно, но жестко. Он знал на что шел и зачем.
Эми легонько пожала плечиками.
— Мы уже стали ими, разве нет?.. О, только не говорите, что отпустили бы! Хотя намек на это звучит так мило,- и улыбнулась

одними губами, но не лицом, не глазами. Та же холодная отстраненность.
- Риторический вопрос, что лучше - быстрая смерть или медленный надлом, потеря себя и унизительное прекращение бытия, -

Женщина улыбнулась Эми одними губами в ответ.
Эми вскинула подбородок.
— Я не потеряю себя. Потеряю свою человечность?.. Быть может. Но где сказано, что моя человечность — это все, чем есть я?

С ночи моего Становления прошло достаточно времени, чтоб избавить себя от некоторых расхожих иллюзий.
- Достойный ответ, - Ксанф улыбнулась искреннее. - Рада, что ты сама поняла ошибку, которую допускают многие молодые

каиниты. Они отказываются меняться, боясь потерять себя, но не понимают одного - они не люди больше. И вместо того, чтобы

принять и понять свою новую природу, они напоминают детей, которые отказываются взрослеть из страха, что однажды ночью их

место в теле заменит кто-то другой, большой и серьезный, как папа.
Эми тихонечко вздыхает — прикрывает веки. Вдруг кажется очень усталой.
— Мы пьем не воду, а чужая искренняя молитва вызовет боль. Какие еще тут могут остаться иллюзии?
Герхард сидел и слушал, думая о своем. На что надеялась фройляйн Морон, если ей пришлось объяснять такие вещи вот тут, в

кабине джипа, когда пути назад уже не было. Погладив кончиками пальцев рукоять спрятанного мачете, он устроился поудобнее.

Впереди была работа. Много работы.

URL
   

Где-то в Луизиане

главная